четверг, 25 июля 2013 г.

DVAR ‎– Deii


Dvar – Deii (Part I, Part II)
Shadowplay Release, 2012


В последнем из релизов российского проекта, овеянного всякого рода мистическими историями, связанными с выходом первого кассетного альбома, DVAR обратились к своей «светлой» музыкальной стороне, выпустив в двух частях работу под названием Deii, где все так же присутствуют сумасшедшие смешки, потусторонние звуки. Существует много различных мнений относительно того, те ли DVAR до сих пор являют миру своеобразное творчество, ведь личность музыкантов так и не установлена. Кто-то говорит, что только первый альбом является подлинником. Кто-то выделяет среди немногого множества лишь некоторую музыку. Тем не менее, это не мешает ее слушателям и поклонникам исследовать звуковую психоделику, созданную безымянными, оставшимися по ту сторону любопытных взглядов авторами.

Как мне кажется, DVAR достаточно самоироничны в своих творениях. Настраивая внимательных протеже на эпоху Возрождения (исходя из аннотации к альбому), на время расцвета чувственности, на время обращения к античности и возвышенным мыслям (думается, что повсюду должны залетать, закружить утонченные нежнокожие англелочки в духе живописи Рафаэля Санти, и DVAR снова явит в свет нечто божественное), одноименное проекту мифическое существо вдруг приносит землянам лишь карикатуру на предложенную идею (идею погружения в века), разбавляя средневековые мотивы приторной, казалось бы, электроникой. Ведь звучание само по себе достаточно мягкое и воздушное, текучее и мелодичное.

Музыкальная магия, присущая пчелиным симфониям, которая уже приворожила многих людей, просто трансформируется, и сейчас сведущий меломан словно делает выбор: пить ему приворотное зелье или нет, заполнить чистый лист бумаги совершенно новыми ощущениями и впечатлениями или в агонии негодования выскрести ногтем на металлической пластине свое разочарование, скупой анализ собственных же, нависших грозовой тучей ожиданий, когда на первых порах такой возможности не было. А есть ли она по-настоящему сейчас? Но что говорить, если самих музыкантов, в лице безумных пчелок, не затронут ни залп восхищений в их честь, ни «отрыжки» несварения, говорящие о несъедобности, «гнилости» данного или любого другого их альбома. В этом кроется вся суть.


В музыкальной вселенной, созданной Deii, райские птицы, высоко парящие над головой, обращаются в хихикающих медуниц, из-под ниспадающих тяжелых подолов светских дам вылетает рой жужжащих пчел, приводящих в панику публику, сбегающую с балла-маскарада. Насекомые заполоняют все вокруг, внедряются в каждое свистящее отверстие флейты, делят с королем корону, правят, в конце концов, миром, сладостно лелея пчелиную королеву.

Вычурные мелодии органа кажутся, в какой-то мере, сыгранными в двухмерном пространстве. Очень сюрреалистическая музыка, звучание которой моментами приближается к чистой академической манере исполнения, играется светлыми образами так же свободно, как летний ветер шуршит прозрачно-зеленой лиственностью. Часто инструментальные сочетания удивляют (можно даже услышать в ходе прослушивания композиций звуковые эффекты из 8-битных игр: прыжки старого доброго Марио, выстрелы танчиков), нагнетая сумасшествие всего действа, которое, в прочем, не такое медоточивое или переслащенное – оно так же вольно уходит, как и приходит.

Шутливая форма подачи всего произведения настраивает слушателя на безмятежный лад. Музыка достаточно подвижна, непредсказуема, изменчива, подобно тому, как какой-нибудь восторженный малец запускает в высь летучего змея, мечущегося из стороны в сторону, подхватываемого бестелесной стихией. Гулкое жужжание улья, попадая на белоснежные крылья агнеца, преобразуется в кристальный порошок, падающий с неба завитушками снежинок, легковесно описывающих в воздухе невидимые виражи.

download Part I
download Part II
bandcamp

DVAR – Elah




DVAR – Elah
Monopoly Records, 2012


When plants start to wake up after deep darkness of moony night, flowers open their leaf and make the first breathe with straightening of bees soft wings. Morning, flying on warm winds, loses itself on the shores of flamy daylight, melting on the sand like dying jellyfish.

Really calm and limpid music was presented by crazy DVAR in their ambient album. Like an artist creates every tiny smear and shade on the linen, this music paints rising of the sun, transition of colors, smells and sounds. Opening of the eyes seems to be so similar to awakening of glow, which blends with glance, with mind's overview. You can imagine like summer spirit is stretching out its hands and branches, kissing stoned valleys and frozen hills. Moans of mounts disperse silent of night waterfalls, that had got peace for the gloom term.

All cats are grey in the dark. Everything loses its form, when sleeping time comes, but the dawn gives shape to this world. Wise honeybee sting and die, little human can only sting just for saving his life...

DVAR – Hor Hor



DVAR – Hor Hor
Irond, 2005

Подобно раскрывающимся фигурам панорамных иллюстраций детской книги, многомерная музыка, которая определенно граничит с безумием и, в то же время, с творческой гениальностью, разворачивается безбрежно в ярчайших картинах, словно маслом написанными художником, пребывающем в нескончаемом потоке эйфории. Звуковые гейзеры действуют незамедлительно, вводя внутривенно какое-то первосортное вещество, принесенное в мир магической силой, принявшей форму медоносной пчелы.

Hor Hor – самый известный, пожалуй, плод творения мифического существа, назвавшего себя DVAR, если верить легенде. Это такой альбом, который влюбляет в себя самого узконаправленного слушателя. Индивидуальное звучание сочинений представленного проекта, что родом из России, сложно отнести к какому-то точно обозначенному стилю или течению. Недаром, все то, что на настоящий момент явило в свет DVAR, трудно поддается простым объяснениям, но выдумывать какую-либо заумь тоже было бы весьма излишним. Так, кто-то считает, что в своих песнях пчелки насвистывают какие-то заклинания, причем на каком-то древнем или вымышленном языке. Может быть, это так. Но не исключено, что все сумасшедшие крики и мультяшные вопли, которые слышны из разных уголков альбома, просто являются самостоятельными элементами, придающими звукопроистеканию и звукопроникновению в стенки сердечных сосудов особые эмоциональные оттенки. Как бы в действительности не оказалось – все кроется в самих ощущениях при прослушивании, все, о чем можно было бы сказать и что осталось бы затененным – все это есть в этой сказочной музыке, которая отлично подойдет для озвучивания какой-нибудь психоделической мультипликации или фантастической кинокартины в духе «The Hitchhiker's Guide to the Galaxy».


Знойное жужжание беспокойных пчел смешивается с бесконечностью пикантных ароматов цветущих растений, что так опьяняюще действуют на медовых прекрасниц, готовых без устали наполнять вожделенные соты в течение целого дня. Многослойная и достаточно динамичная музыка, кажется, описывает всю насыщенность воздушных передвижений, и над раскрытыми чашечками цветов смешивается разноцветная пыльца.


Может быть, этот альбом для кого-то окажется порталом в микрокосмос насекомых, и тогда человек очень сильно уменьшится в размерах, подобно метаморфозам Алисы, и сам превратится в жужелицу, слух которой отныне будет способен улавливать «ультразвуки» карликового царства, где каждый божий день, в этом плане, аншлаг.


Концертная программа запестреет импровизациями, подхватываемых трелями кузнечиков и прыгающими солнечными зайчиками. Перед вами напевы самого Солнца, рассмотренные под микроскопом. Советую послушать DVAR всем, кто ранее не успел попасть под чары этого фееричного создания!

download
bandcamp

воскресенье, 21 июля 2013 г.

Vas ‎– Sunyata



Vas – Sunyata
Narada Equinox, 1997


В далекой стране под покровом ночи, в легком свечении раскинутых шатров, в бархатистых прикосновениях золотых песков, в голубовато-серебристом сиянии лунных камней нараспев расправляет свои руки-крылья певчая дева Жар-птица, запертая искушенным шахом в клетке ювелирной работы, что сплетена из тысячи тоненьких платиновых прутьев. Ветвящиеся узоры, изображающие Древо жизни, выложенные из хрупкого цветного стекла, украшают неземной красоты ловушку. Они начинают светиться ярче солнца, раскалываясь на мельчайшие кусочки, обращаясь в радужную пыльцу, в тот миг, когда плененное волшебное создание своим нежным голоском призывает образы исчезнувших принцесс, превратившихся по доброй воле в русалок, отдавших предпочтение темным морским глубинам, нежели нелюбимым, за которых на земле их хотели выдать замуж.

Словно накручиваясь на острейший колышек веретена, выразительные черты красавиц перетекают друг в друга, подобно эликсирам молодости какой-нибудь чародейки. На острейший серебряный колышек веретена намотана теперь их судьба, их рубиновые сердца источают блеск семи морей, и, сверкнув последний раз, каменеют у берегов неподъемными валунами. Узнав в одной из мелькающих историй свою горячо возлюбленную, шах, не помня самого себя, без оглядки кидается в пучину восточных сказок и навсегда остается затерянным в лабиринтах времен.

В ласкающих слух балладах, усыпляющих, подобно белладонне или дурману, извиваются мелодии альбома Sunyata коллектива Vas, обратившихся в своем творчестве к иранским народным музыкальным традициям. Легчайшие, невесомые переливы звуков персидских барабанов и вокала схожи сплетениям шелкопряда, мягко сматывающего белесые ниточки своими бисерными лапками. В песенных шелках разлетаются соловьи, зачинающие свои восхитительные трели на закате минувшего дня. В сгущающихся сумеречных красках проплывает по небу женский силуэт, объятый темными тканями, и разбрызгивается фейерверком, вспыхивает звездами Ориона.

Вместе с грациозными движениями смуглой танцовщицы, чья персикового оттенка кожа овеяна воздушными поцелуями кисеи, сливается высокий голос, рассеивающий на покатом полотне ночных наблюдений гущу туч и туманов, что мешают рассматривать Подлунную во всей ее красе. Тогда преклонного возраста звездочет, чья длинная седая борода спадает до полов каскадами водопадов, настраивает телескоп, внимательно всматриваясь в ясную, как зеркало, полную неизведанных светил ночь. Он предсказывает будущее на много-много лет вперед и, высказывая последние открывшиеся ему видения, вовсе пропадает в серой дымке, словно какой-нибудь Старик Хоттабыч или волшебный джинн.

Музыка, источающая ароматы восточных сказаний, расцветает жасмином, теряется в запахе кустарников с сочными бутонами пурпурных роз. Несомненно, это песни стихии воздуха. Только с чем-то весьма пластичным, подобно облаку, можно сравнить мотивы, оставляющие послевкусие духов с цитрусовой или цветочной ноткой. Похожие на стекающие с деликатно выплетенной паутины росинки, композиции одна за одной сливаются в капельку парфюма, падающую на ладонь слушателя, который смог уловить этот ненавязчивый запах.

вторник, 16 июля 2013 г.

Dead Can Dance – A Passage In Time



Dead Can Dance – A Passage In Time
Rough Trade, 1991

В переливах миллионов лет, в буром омуте кровавых закатов раскачиваются из стороны в сторону повисшие в грозовом воздухе маятники, знаменующие своим появлением великие перемены. После того, как они размашисто пролетают над землей, образуются потоки ветров, закручивающихся в смертоносные ураганы и торнадо, что обновляют зардевшие территории и раскалывают ледяные глыбы дремлющей атмосферы. В этот момент жизнь начинает произрастать нежнейшими колосьями на полях новейшего миллениума. Под мощным ударом молнии из последнего ледника в новоявленный период вступает Человек, рожденный небом и землей, переживший само Время.

Храня глубоко внутри правду о существовании первейшего мира, оставшегося по ту сторону раскачанных гирь, вмешавшихся по чей-то воле в естественный ход событий, он ступает по рыхлым почвам так же, как и прежде – легко и необремененно. Встречая на своем пути таким же образом выживших людей, он понимает, что те уже позабыли о водах, что проистекали до оледенения – поменявшаяся вода как-то инвертировала, судя по всему, человеческое существо – горланя и бахвальствуя, все вокруг сходят с ума, вкушая опьяняющие протоки оттаявших глыб, наполнивших Мировой океан. Говорят, что тот человек до сей поры странствует по свету, не испробовав ни единой капли из какого-либо источника. Он, бывает, приглядывается к современным людям и иногда находит таких, кто чем-то похож на него.

Под величественные мелодии альбома-сборника A Passage In Time всемирно известных австралийцев Dead Can Dance, дуэта, который не нуждается в представлении, кажется, вышагивают сами великаны, когда-то населявшие земные просторы за долго до появления человеческой расы. Молитвенные песни, обращенные к древним божествам и давним поселенцам, к неуловимым силам, охватывают историю, о которой не расскажет ни одно книжное пособие. Музыка, в которой чувствуется воплощение Космоса, звучит всеобъемлюще, великолепно, грандиозно. Откровения, словно принесенные диким ветром во тьме одиноких ночей, являются в образе Серафимов, оплакивающих страдания людей всей Земли. Каждая пролитая ими слеза вырастает плакучей ивой, свешиваясь над головой того, кто искал укрытие от дождя в глухих, казалось бы, покинутых богом дебрях.

Enigma Of Absolute звучит, подобно стародавнему гимну, слова которого были сложены из алхимических реакций. Зачарованные ритмы приходят из лунных сновидений людей, привороженных самой Дианой, богиней ночи. Где-то за пределами стратосферы фиолетово-черные реки начинают закручиваться в воронку, утягивая за собой лунатиков и тех, кто летает во сне. Вырезанные из камня Атланты сходят со своих пьедесталов и, расшатывая Геликон, вызывают лавины, проносящиеся по головам землян творческим озарением.

Может быть, один из бессмертных, доживших до наших дней гигантов и сейчас наблюдает за теми, кто пережил ледниковый период. В образе лучезарного Властелина прокатывается по всей галактике колесница, орошающая эфемерными лучами любое движение в тени колышущейся осоки или любое проявление жизни, которое всегда отмечено каким-то божеством.



понедельник, 15 июля 2013 г.

Shaula ‎– Medusae



Shaula ‎– Medusae
Rural Colours, 2012

Underwater world is sodden by different forms of life, beginning from microscopic plankton and miniature sea horse to massive whale and sinister devilfish. But there's one special creature, that is so awesome and inspire ‎– it's such a pretty medusa, which is too similar to its natural element.

Japanese ambient-maker Shaula had painted the motion of this beast in music. Slightly than water molecules, it filters oceans and seas, making them clearer. This sweet interaction supplements both. Fluid melodies flow down from their caps, sinking in warm flowing, reaching gulf stream.

Liquid mind of this music is capable to fill dry channels of human's outlook. Petting tired muscles, Medusae start to run through blood, soaking debris and atrophied ideas, transforming all to the pure and fresh state. It appears from a dark pool, shining and moving so slow, as it possible. Being so molluscous, this spirit essence follows by aqua. It's not afraid to die in stuck bay. Jellyfish fully had learn tide, catching a wave.

суббота, 13 июля 2013 г.

Vangelis With Stina Nordenstam ‎– Ask The Mountains



Vangelis With Stina Nordenstam ‎– Ask The Mountains
EastWest, 1996


It's the music, that flies into the space as an angelical dove. Such peaceful breathing of these melodies echoes with ether-flows and with gold sunbeams someplace above. Air start to paint cloud mountains, and all things on Earth get out of the gravity, reaching their fluffy tops and fusing in limpid haze.

Here is easy-going creation of two original musicians ‎– Vangelis (Greece) and Stina Nordenstam ‎(Sweden). 'Ask The Mountains' is kinda very sweet declaration of love to the world, that has a lot of unexplained charms, that you can only delight and admire. Outspread embrace of the Universe always waits for sincere feedback and all of these hopes are endless. All of the hopes sleeps at the gates of highland country, which is hidden behind heady elevation of the mount, that seems to be mortal and never-ending.

In an ambrosial language of music speaks the voice, that appeared from wild valley. It speaks by lovely twitters of tiny birds, which sing about elegance and grace of all creatures. May be, one day the birdies can turn into birds of Happiness. All depend on your own sight.


пятница, 12 июля 2013 г.

Klaus Wiese – Geisha



Klaus Wiese – Geisha
Umbra, 1985

Like sacred cherry blossom, eyelashes up and down, harmonizing with seasons. What if all bright colors always fall from their tips?.. And the world gets flush, being just black-white and bare.

Behind crumbling of pink florets, which forming the floral wall, a figure of some woman start to appear in ambiance of aromas, spinning around paper umbrella. Landing to the ground, her tender motions merge with breeze, with airy murmuring of may-lilies. Possibly, she is an incarnation of first kiss, its impersonation in reality. Red seal on her lips is made by Sun – there's something, about what she can't talk – it's the seal of deep silence, which sleeps in caves, in meek jingle sounds.

Full regeneration with loss of face – the price of art dedication. This image comes true in Japanese Geisha – the keeper of old traditions, the man of art (to be more correctly, woman of art).

Klause Wiese, German sound fabler, sent one of his works directly to this character. Gentle tinkles are similar to her pace, that is so delicate and organic. Glance, fanned by swings of the color fan, falling apart into sea waves, smashing on the greenery of the rocks. Going with water spirit of a heron, she is dancing with mermaids, with  nymphs of the wood. That person, who adsorbed century mind flows, became identical to nameless cascades, which don't know about their sacrosanct beauty.

Music, that sounds by soft touches of romantic play, invites its listeners to the shore of lone diving into the sea, which is full of bottom glowworms, performing mild melodies on the luminous instruments.



вторник, 2 июля 2013 г.

Creation VI – Ακροαματικός



Creation VI – Ακροαματικός
Cosmic Winnetou, 2013


Пророки, до которых доносится то, о чем по ночам перешептываются между собой небеса, чьи тихие голоса сливаются со сквозящим воздухом, буковой тростью чертят на голой земле пустых холмогоров формулы, состоящие из неизведанных символов и описывающие законы Вселенного устройства. Воспламеняясь от огненного дыхания красных драконов, прилетевших с поверхности Солнца, записанные отрывки странных разговоров разносятся под сильными взмахами крепких крыльев многометрового махаона в клочьях обгорающего пергамента. Знания, обрушившиеся буквально с неба, притекают вместе с горючей лавой разбушевавшихся вулканов 
к поселениям людей. Письмена находят адресатов в лице мыслителей своего времени, открывающим всем жителям Земли сокровенные комнаты познания и пытающимся, тем временем, собрать все части сожженного свитка.

Предельно ясно, что некогда Древняя Греция была одним из таких мест, куда много веков назад приливала, словно к сердцу, стремительная река, прорывающая клапаны неведения. Здесь, в лагуне Средиземноморья, берет начало исток монументальнейшего из искусств – искусство мыслить, древнейшая философия. Мир, когда-то возвышающийся на панцирях огромных черепах, однажды умещается в обтекаемую сферу. Ее движениями заведует Космос, наглядно раскрывающийся в идеях, перевернувших сознания, в идеях, которые и сейчас находят отклик среди многих творцов.

В пространстве, кругом залитом янтарным светом, оказывается слушатель Ακροαματικός. Посвятив свой последний альбом теме древнегреческой философии, Creation VI, украинский музыкант из Киева, создал магнифичную музыку, будто бы проделывающую портал для перемещений во времени и сопровождающую своего подопечного по ходу всего путешествия. Очутившись в небольшом затемненном помещении, сокрытым от жары плотным сукном, пришелец пытается опознать какого-то очень известного деятеля, что стоит прямо напротив – старца, одетого в опрятный хитон. Он оживленно с невероятным энтузиазмом описывает в воздухе геометрические фигуры, невольно вызывая своей увлеченностью и всем своим видом искреннюю симпатию в глазах малого количества присутствующих. Ответ на вопрос о том, кто бы это мог быть, кажется, что появляется в голове сам собой – это Аристотель, который проводит уроки для посвященных, называя их «Ακροαματικός» (в переводе с древнегреческого – «тайный», «эзотерический»), специально для своих самых одаренных учеников. Совсем не слышно, о чем именно сейчас идет беседа, но играет музыка, похожая на густую смолу, кипящую в изготовленном из цветных металлов котле. Как пузырьки, образующиеся в этой липучей массе, появляются и становятся слышны, подобно эху прошлого, отдельные греческие слова – проекции композиций в представленном альбоме: Αρχή – «начало», λόγος – «слово», «мысль», εἶδος – «идея», Πάντα ῥεῖ – «все течет» (каркас учения Гераклита). Легким движением конической ладони учитель указывает в сторону наблюдателя, и, поворачиваясь к нему в анфас, по-видимому, что-то спрашивает, пронзая все-все видение двумя блистающими, словно никогда не потухающие звезды, глазами.

Слушатель просыпается в сумеречной атмосфере города, где перед ним играют уличные музыканты. В выразительных чертах одного из них узнается тот самый ученый старик, будто бы помолодевший на несколько десятков лет, но чей живой взгляд не изменили минувшие тысячелетия.