вторник, 21 мая 2013 г.

Rapoon ‎— Melancholic Songs Of The Desert


Rapoon  Melancholic Songs Of The Desert
Soleilmoon Recordings, 2009

Там, где не видно ни конца, ни края, плойчатые рельефы пустоши, раскинутые повсюду, словно многоскатные золотые мантии и ризы султанов, образуют самобытную местность, не подчиняющуюся законам человеческой цивилизации и оберегающую мистерии, что мотыляют с песком ураганов между громад одиноких барханов, подобно наблюдательному кондору, воспарившему над ареалами нетронутой природы. Самым громким звуком здесь может быть только тишина, солнечные и лунные правители свободно заполняют, не встречая ни единой преграды, обитель бесшумных земель неподвластными стихиями и насыпями, под которыми покоятся свернувшиеся клубком гадюки, готовые в одно лишь мгновение внутривенно впрыснуть свои яды, будь то животное или человек, в ответ на неосторожное движение, беспардонное вторжение. Но желанным гостем в этих необитаемых краях окажется тот, кто умеет разговаривать на языке рептилий, кто заполняет чарующими мелодиями пустынные просторы, вмещающие красоты ясного небосвода. Тот, кто при свете полной луны заклинает змей и королевских кобр на мертвейшем из языков, понятном только бестелесным фантомам, будоражащих сознание спящих в палатках бедуинов. 

В такого рода бессонное, охватившее среди чернильной ночи задумчивое состояние погружает загадочная музыка в альбоме Melancholic Songs Of The Desert экспериментатора Робина Стори (Rapoon), основателя известного дарк-эмбиент проекта Zoviet France. Вступая во взаимодействие с мистикой песчанистых территорий, где Солнце пламенно обжигает все живое, музыкант ощущает, что инструменты сами начинают подсказывать последовательности звуков и ритмов, наигрывая песни потерянных во времени царствий, стародавние ригведы. Загробные миры начинают пробиваться сквозь ландшафты пустыни, утягивая в свои пучины чародея, осмелившегося прикоснуться к сокровенным сокровищницам сгинувших, растлевших эмиратов. Чьи-то голоса, мысли в голове, кажется, перебивают друг друга, сливаясь в томных басах, мрачных шумах. Только медитативная игра на ситаре удерживает тайновидца в настоящем времени, в пограничном состоянии дня и ночи. Светлый проблеск упавшей кометы озаряет небо, развеивая сновидения, приводя, тем самым, в баланс все составляющие Вселенной, остужая песочные замки, нагретые солнечным светом. 

Каждая композиция в альбоме по своей сути уникальна, каждая из них  это будто бы отдельный сюжет, который может привидеться во время шествия к воздыханным ручьям оазиса. Миражи, возникающие перед глазами, пылают обилием невероятных оттенков и красок. Они появляются из мысленных образов, созданных сказочными историями, рассказанных когда-то в этих глухих краях странствующим дервишем. Магические сказания заставляют паломника остановиться и прислушаться к собственному дыханию, к сбивающемуся стуку сердца. Начинает чудиться, что земля словно уходит из-под ног, разворачивая перед удивленным взглядом громыхающие подземелья, в которых обитают ненасытные гарпии. Оглушающий треск земной коры звучит так, что любой внутренний глас или любое возражение утопают в сокрушительном лязге. 

Все возвращается на свои места тогда, когда тот самый светлый проблеск происходит в понимании, среди кромешного мрака, когда повсюду разносится музыка, смешанная с буро-оранжевым окрасом дюнов и уносимая уходящими вдаль караванами...

Комментариев нет:

Отправить комментарий