среда, 14 августа 2013 г.

Elend – Weeping Nights


Elend – Weeping Nights
Holy Records, 1997

Ангельский голос, разлетающийся стаей белых лебедей, над перистыми облаками свивается с недостижимой высотой воздухоплавательными флотилиями и плавучими дворцами, вырастающих до необъятных размеров и бороздящих вдоль и поперек надземные акватории. Высь, беспрестанно зовущая и манящая мечтателей всех времен и народов, судьбоносно выкрикивает имена людей, которым суждено жить на небесах, вечно витать в облаках, оставаясь, при этом, на твердой поверхности. Недаром некоторые поговаривают о том, что горизонт находится под ногами, и небо начинается от Земли.

В лиричных, пространных и необычайно нежных музыкальных потоках перекликаются, словно журчащие ручьи, затерянные среди высоких елей в темном густом лесу, светозарные хоралы в альбоме Weeping Nights, что являет собой величественную мелодичную исповедь, уносящую и душу, и тело, и мысли далеко за пределы гравитационного притяжения. Дух средневековья, утонченно вылеплен, как какая-нибудь скульптура бога античности, музыкантами из Франции, Elend, создающими музыку в неоклассическом стиле. Подобное обращение к многовековой классике может уже в который раз ознаменовать бессмертие музыкальных традиций, навеянных временем и вдохновенным впечатлением, в каком тысячелетии они бы ни прозвучали или ни откликнулись. Что же в действительности делает классические мотивы такими вневременными, заоблачными, вечными – это то одухотворение, которое они дарят людям что в настоящие дни, что много, много лет тому назад. Представленное творение довольно яркий тому пример: мелодии словно взывают к самым потаенным частичкам человеческой сущности, к думам, к которым человек обращается, когда он находится наедине с самим собой или когда он углубляется в какие бы то ни было молитвы.

Музыкальное привидение, которое появляется в разветвляющемся лунном мерцании, что преломляется в цветных витражах, пролетает через длинные коридоры заброшенных старинных замков, затягивая песенные молебны, просачивающиеся, словно кружева или узоры, сквозь туманы грез, сквозь дымку давным-давно прошедших времен, запекшихся в пластах истории. Воскресшие сладкоголосые покаяния предстают орнаментами красоты, грациозными средневековыми мелодиями, что в нотах проступают на бумаге, как капельки воды, испаряющиеся с каждым легковесным прикосновением кистей к фалангам клавесина.

На самом деле сложно каким-либо образом описать такую музыку, которая похожа на проявление слез радости или печали. Будучи прочувствованной и искренней, она затрагивает само сердце, струится сквозь кровеносные сосуды, пульсирует в висках. Погружение неизбежно – как высокорослая волна, которая взмывает выше головы, выше звездных очертаний, она охватывает сознание, обращая каждую мысль в морскую пену или в погребальный прах, развеянный над весенней, зеленеющей местностью.

Создается ощущение, будто песни зародились в некой фантазийной реальности, где Высшие эльфы сочинили их, общаясь с источником долголетия, мудрости, бесконечности. Грандиозность, нарастающая ближе к концу альбома, подводит слушателей к некоторой кульминации, когда добро одерживает верх над злыми силами, и духовный глас воссоединяет частицы ранее разрозненного целого, как бы объединяя полушария магического кристалла или возвращая символы власти в родные святилища.

Обожествленная музыка, чувствительная к свету. Желаю наиприятнейшего прослушивания!

Комментариев нет:

Отправить комментарий