среда, 30 октября 2013 г.

Dirk Serries, live in Kiev (review)

Dirk Serries — Microphonics
Kiev, 21.09.13

В этот холодный сентябрь столичные просторы Украины посетил достаточно именитый эмбиент-музыкант из Бельгии, Дирк Серье (Dirk Serries), чья невесомая музыка в один из субботних вечеров разогревала стены киевской «Кинопанорамы». Бельгиец также известен несколькими своими проектами, созвучными между собой по манере исполнения и схожими по общему настроению: Vidna Obmana, Fear Falls Burning, Microphonics, Continuum. Несмотря на разнообразную музыкальную деятельность Дирка, его неповторимый стиль остается достаточно узнаваемым — это такая музыка, которая уводит за собой и которая убаюкивает городскую суету. Будучи неспешной, плавной и изящной, она сравнима с легчайшим ароматом весенних цветов, развеянного по ветру и еле уловимого. Однако, как признался сам музыкант, его, напротив, на создание музыки вдохновляют не какие-то природные образы, а пространство города, ведь это то место, в котором все мы живем. «Зачем я буду говорить людям о красотах гор или каньонов — я живу в городе!» — признался Серье.

Dirk Serries
Организация мероприятия прошла на высоком уровне. Порадовали акустика помещения, общая атмосфера, звук. И даже, что касается последнего, не так страшно, что подготовка оборудования занимала некоторое время. Всего было трое участников, первые из которых, Supremus, расшатывали зал нарастающими разветвлениями электроакустического дрона. Попытка неплохая, но, на мой взгляд, возможности тех инструментов, с которыми коллектив вышел на сцену, не были раскрыты в полной мере: это были бас-гитара, скрипка и 12-струнная midi-гитара. Форма подачи весьма впечатляет, создается некоторый театральный антураж. Тем не менее, сама игра оказалась бессодержательной, необитаемой, если так можно выразиться. Но были и интересные моменты, когда, к примеру, гул становился гуще, смеси звучания начинали переплетаться между собой. Выступление оказалось в большей мере пресным, нежели каким-либо еще — что-то похожее на взорвавшийся элексир, ингредиенты которого не вступили в реакцию друг с другом.

Supremus

Музыканты из Днепропетровска, Gamardah Fungus, порадовали своим импровизированным перфомансом намного больше. В их «арсенале» были разноплановые эксперименты со звуком, который прорезал аудиторию мощными лезвиями мелодий, интонаций, шумов. Музыка оказалась живой и подвижной, многообразной и нескромной. Создавалось такое ощущение, будто все помещение окрашивается оттенками дикой масти, пестреющими тропическими цветами. Видеоряд, правда, казался совсем из другого мира: черно-белая картинка советских реалий была докучливой, навязчивой. Интереснее было воспринимать всю полихромию гудений и скрипов абстрагировано от видео. Перед тем, как начать свое выступление, Gamardah Fungus произнесли вступительную речь, в которой они указали, что их последний альбом был посвящен деятельности режиссера Дэвида Линча и его работе «Fire walk with me». То, что дуэт явил публике в день концерта, значительно отличается от общей атмосферы альбома «Night walk with me», что завораживает своей неуловимой магией. Живой звук более напористый, более насыщенный и динамичный. В конце все резко оборвалось тишиной, и только трепет остался витать в воздухе.

Gamardah Fungus, Night walk with me

Gamardah Fungus, live in Kiev, 21.09.13

Когда зал застыл в ожидании чуда, мягкой поступью начала пробираться музыка Дирка Серье, навевая на каждого из присутствующих легкую дремоту. Казалось, это музыка из мира снов, воспетая самим Морфеем. Кроткая музыкальность, присущая работам Серье, поражает: тонколиственные звуки гитары шуршат, перешептываясь с ветром. В тихий погожий день затишье просачивается сквозь миллиметровые мелодии, складывающиеся в сладкозвучные мотивы, пробегающие холодком по коже. Мир, безропотный и спокойный, переливается созвездиями тишины. Как мне кажется, творчество Дирка очень уединенное. Оно повествует об ощущении отрешенности, обращаясь текучим, пластичным звучанием. Если человеческое существо познает всю прелесть безмятежного уединенного покоя, то ничто во Вселенной не сможет по-настоящему вывести его из себя.

Музыка всегда относилась к числу так называемых «изящных искусств». В данном случае подобное определение приходится как никогда к месту. Эстетика штилевой атмосферы взаимодействует с потайными уголками души, пробуждая незримое очарование жизни. Легковесные вкрапления звуков попадают в поры, и дыхание выходит за пределы тела — дышит теперь все окружающее пространство. Дирк Серье для меня своего рода городской монах, он живет вместе с городом и не пытается избежать его присутствия, наоборот, проявляя любовь и уважение к той среде обитания, в которой, по большей части, пребывает сейчас человек. Ведь везде есть что-то прекрасное и доброе, стоит только получше присмотреться. Тем временем, пока музыка бельгийского виртуоза выливала свою душу, на экране старого советского кинотеатра мелькали разные урбанистические пейзажи, не лишенные особенного шарма. По большей части это были статические картины черно-белого формата или в обработке сепией, где возвышались габаритные объекты в роде дымящихся заводов. При всем при этом, статика в любом случае разбавлялась еле заметным движением, например, покачиванием цветка на ветру или редким падением листка с дерева. Так и музыка Серье как бы украдкой творит чудеса. Потрясающий и лаконичный видеоряд был особенным элементом выступления и не создавал какой-то дисгармонии, как это обычно бывает.

Dirk Serries, live in Kiev

Замечательно, когда музыкант не стесняется быть очень тихогласным и не пытается заострить внимание своих слушателей на каком-то конкретном объекте. Тогда появляется время и место для размышлений, для собственных переживаний, чего, как я думаю, так не хватает на многих живых концертах, уж так часто, порой, люди хотят проникнуть в голову к автору, узнать, что он имел в виду, и зачем вообще все это. В данном же случае, Дирк исчез так же, как и появился — как какое-то музыкальное привидение, выстраивающее эмбиентные фигуры перед лицом пытливой публики. Он мог уйти со сцены не попрощавшись, а гитара продолжала бы что-то наигрывать. Вот такой предстала музыка Дирка Серье в тот чарующий киевский вечер — недосягаемой и такой близкой в одно и то же время. Будем надеяться, что музыкант не в последний раз посещает земли восточной Европы.

Dirk Serries' Microphonics at facebook
Dirk Serries' Microphonics at vk.com

вторник, 8 октября 2013 г.

Monofest 2013, Севастополь


Далеко не часто в странах СНГ проводятся международные фестивали электронной экспериментальной музыки. На данный момент подобное устремление только развивается, причем, хочется отметить, весьма активно. В этом году несказанно порадовало мероприятие, обозначившее себя как Monofest, где можно было услышать много новой музыки и познакомиться с творчеством музыкантов из разных стран, представляющими сцену музыкального андеграунда уже не первый десяток лет. Организатором фестиваля выступил небезызвестный Дмитрий Васильев, который занимается деятельностью лэйбла Monochrome Vision и уже долгое время выпускает серию подкастов, ориентированных на освещение независимой электронной музыки (IEM Podcast). Собственно, в аннотации к фестивалю указано, что инициатива в его проведении была направлена на расширение деятельности вышеуказанного лэйбла. Первый раз Монофест прошел в 2012 году, и вот уже второй год на его концертах собираются люди, заинтересованные в инновационных экспериментах со звуком и в современном искусстве в целом.

Интервью с Дмитрием Васильевым (севастопольское телевидение)

Фестиваль стартовал в Киеве и, побывав в Одессе, переместился на юг Крыма, вместив достаточно многочисленную аудиторию в севастопольском клубе «Хрусталь». По словам организатора, Севастополь в этом плане «побил все рекорды», некоторым даже не хватило сидячих мест. В том же Киеве на концерт пожаловало всего около 15 человек. Тем не менее, становится заметным, что с каждым годом количество людей, проявляющих подлинный интерес к нестандартному звучанию, значительно увеличивается. До популярности среди масс слушателей еще далеко, но это и не предполагается. К тому же, Монофест своего рода специфическое явление: в концертной программе фестиваля участвуют зарубежные гости, известные в очень узких кругах, чья деятельность приходится по вкусу Дмитрию Васильеву, который обеспечивает подобающий высокий уровень организации и проведения этого мероприятия.

Программа фестиваля началась с увлекательных лекций, посвященных музыкальным экспериментам. Ведущими были все те же приглашенные музыканты, причем все они, как выяснилось, так или иначе занимаются преподавательской деятельностью. Например, француз Филипп Бланшар, Lieutenant Caramel, является учителем музыки в одной из школ во Франции. А у Джона Гжинича (John Grzinich), музыканта, рассказывающего о исследованиях звуков природы, шорохов насекомых и о других не менее интересных акустических опытах, в Эстонии есть свой культурный центр, где он, его жена и все, кто не равнодушен к сфере современного искусства, организуют разные мероприятия и инсталляции, расширяющие грани познанного и непознанного. В одном из проектов Джона, которые он представлял публике, изучались дыхание города, индустриальные шумы и их восприятие посредством человеческого слуха. Люди должны были сосредоточить свое внимание на том, какие именно звуки их окружают, познать свою среду обитания с разных звуковых сторон и ощутить, при этом, разницу: будучи помещенным в «естественные» условия (крыша высотного дома, железнодорожные пути и т.д.) происхождения того или иного звука человек, в первом случае, слушал в изоляционных наушниках запись городских шумов, а затем снимал их и уже сам внимал звучащему потоку и всей той полимерной насыщенности, которая присутствует вокруг него. О, если бы все уроки музыки были настолько занимательными и преподнесенными с таким же искренним энтузиазмом!


Экспериментальная сцена, самое главное действо обозначенной даты, развернулась в камерном помещении «Хрусталя». Вечер выдался яркий, теплый, полный свежих впечатлений, музыкальных откровений. Хотя, по правде говоря, не на всех участников фестиваля распределилось одинаковое количество аплодисментных децибелов. Открывали севастопольскую часть Монофеста местные молодые электронщики Peopalop. Используя минимальное количество звуков, музыкантам, на мой взгляд, не удалось поразить публику, которая и без того сыта по горло синтетической, неоживленной музыкой. Ощущалось неуверенное владение микшером, хаотичный набор микрозвуков выбрасывался в пространство и преобразовывался ровно в ничего. Топтание на одном месте, движение вокруг мертвой точки ни к чему не привели, оставив только смутный осадок после выступления. Тем не менее, никто не мешает ребятам развиваться. Не исключено, что когда-то творчество Peopalop перерастет во что-то более осязаемое и целостное.

Astma
Приняли музыкальную эстафету российко-немецкий дуэт Astma, который является одним из проектов нашумевшего за последнее время шумовика Алексея Борисова, участвовавшего во многих андеграундных сэйшенах нынешнего года (например, мне удалось побывать на Mikroton live, что прошел в Ярославле, и на киевском нойзовом вечере Kvitnu live: Miкроформат: и там, и там, музыкант импровизировал с некого рода рацией-микрофоном, наговаривая трудноразберимые фразы, утопающие в нарастающем гуле шумов и скрежетов; были мысли о том, что здесь он так же не отступит от заданной траектории, однако, все оказалось совсем иначе). Вместе с Ольгой Носовой, участницей названного коллектива, А. Борисов сбивали дыхание всех собравшихся. В ход шли самые необычные музыкальные источники: небольшие дудочки, звенящая детская неваляшка, малогабаритная арфа, – все это смешивалось с волнами невесомой электроники, с напевами, которые закручивали вокруг себя весь остальной калейдоскоп звуков. Такое достаточно психоделическое звучание развернуло пространство для воображения, в котором каждый предмет становился одушевленным, подобно тому, как в мультфильмах пляшут и поют чайник с кружечками. Кое-где, хотелось бы отметить, даже проскальзывал бит. Astma оказались для меня открытием, их сэт был очень разноплановым, экстраординарным и образным.

Когда пришло время следующего участника явить в свет свое творчество, весь зал вдруг погрузился в сплошную темноту. Негромкие шепоты, чьи-то переговоры постепенно затихали по мере того, как откуда-то из глубины мрака доносился голос Джона Гжинича – сам маэстро спрятался позади слушателей. Очень смелое и оправдывающее себя заявление Джона позволило во всем помещении установиться кристальной тишине: «If you’re talking, you are not listening. If you are not listening, you are not hear. If you are not hear, you are not here. If you are not hear, you are nowhere. If you’re nowhere, you don’t exist». Занятный каламбур вышел, ко всему прочему, «hear – here». (Перевести это можно примерно так: «Если вы разговариваете, вы не слушаете. Если вы не слушаете, вы не слышите. Если вы не слышите, вы не здесь. Если вы не здесь, значит, вы нигде. Если вы «нигде», вас не существует»). Создавалось ощущение коллективного гипноза, в самом хорошем смысле этого слова. На подобного рода концертах часто не хватает полного внимания со стороны присутствующих, хотя, казалось бы, люди должны знать и понимать, куда приходят и что их ожидает. Итак, такое мощное начало способствовало дальнейшему развитию событий: музыка стала прорастать в кору головного мозга каждого слушателя с крохотных шорохов и полевых записей, постепенно увеличиваясь в размерах, нарастая густым дроновым мхом на стенках сосудов и стенах клуба. Теперь все были именно здесь и сейчас, теперь любой случайный звук со стороны аудитории был неуместен. Вместе с Джоном весь зал путешествовал в открытом космическом пространстве, можно было почувствовать себя каким-то астероидом, дрейфующим из одного конца Вселенной в другой. Звуковой поток был настолько пронзающим и сильным, что терялось ощущение времени, не осталось ничего, кроме нескончаемого течения эйфории. Выступление этого музыканта было для меня самым вдохновляющим, возникло желание поделиться своими мыслями и впечатлениями с человеком, который так трепетно относится к магии бестелесного звука. Волшебник Джон оказался приятным собеседником, все его слова по поводу отношения к музыке искренни, а в его творениях чувствуется полная самоотдача и присутствие потустороннего, чего-то такого, что не все могли бы заметить, смотря на вещи повседневным взглядом. Хочется сказать, что в плане общения Монофест был весьма располагающим мероприятием: дружественная, доброжелательная атмосфера установилась сама собой, что способствовало сближению сфер, ведь в роли международного языка в этот раз выступила сама музыка.

Справа налево: John Grzinich, Vlad Sikach (SiJ), Tim Six (Creation VI)
Завершали фестиваль французские электронные экспериментаторы Pacific 231 и Lieutenant Caramel. Признаться, лично мне не совсем близок чисто технический подход к созданию музыки, который продемонстрировали музыканты. Как сказал один мой товарищ, который побывал на концертах Монофеста в Киеве, это «музыка без любви», с чем трудно не согласиться. Любвеобильное звучание пространства, когда эхом отзывалось все твое существо – это сотворил Гжинич своими феерично-природными музыкальными водоворотами. Может быть, по этой причине сэт французов показался очень пресным и ломким, надрывным и бушующим – не так просто было выйти из того транса, в который приятно было окунуться во время размеренной и гармоничной игры эстонца. Сложно, кстати, говорить о какой-то гармонии в конкретной музыке – это как раз нечто несбалансированное, что-то похожее на переключение радиостанций или на «нарезной салат», что, в принципе, предполагает под собой нарушение всяких правил музыкальности – в общем, французы явили чистейший постмодерн. Но если современное искусство идет наперекор всем законам, нередко выставляя напоказ неотфильтрованный поток сознания, то не будет ли постоянное нарушение всяких установок считаться своеобразным правилом?.. По поводу этого весьма противоречивого вопроса и массы других можно подумать, посетив, к примеру, какой-либо из музеев, посвященных постмодерну – пищи для размышлений предостаточно.

Lieutenant Caramel и Pacific 231

Прошедший фестиваль является событием неординарным и многогранным, для каждого слушателя нашлось что-то близкое и интересное. Немаловажно то, что качество звука было на высоте, что открывало для самих же музыкантов большие возможности. Хочется поблагодарить Дмитрия за все старания в приготовлении вечера и пожелать удачи в организации дальнейших мероприятий. Было бы замечательно побывать на концертах Монофеста и в следующем году. А тем, кому не удалось лицезреть все воочию в августе 2013, рекомендую ознакомиться с творчеством представленных участников. Следите за обновлениями!

Monofest crew