пятница, 27 сентября 2013 г.

Byron Metcalf & Rob Thomas ‎– Medicine Work


Byron Metcalf & Rob Thomas ‎– Medicine Work
Dr. BAM's Music, 2013

Неземное притяжение повелевает планетой. В мыслях люди странствуют по далеким и неизведанным побережьям, а их взгляд устремлен под голубые небесные своды. Повод оставаться на земле – летать по ветру. Поиски постоянной точки опоры оборачиваются нескончаемым движением. Perpetuum mobile. Кольцеобразное, круговое вращение вокруг своей оси. Потомки человеческой расы, подобные планетам, подобные Земле, кружатся во всесветном танце, который длится тысячелетиями и которому не суждено когда-либо прекратиться. 

Под густой эликсир звучания этнических инструментов в темном помещении, больше похожего на пещеру, мелькает образ, проявляется лик какого-то архаичного существа – то ли первобытного человека, то ли беспокойного духа. Вероятно, оба видения сменяют друг друга, и, постепенно вглядываясь в чернильную темень, можно узреть фигуру низкорослого шамана, походящего всем своим видом на взъерошенного ворона. Маг совершает обряд изгнания недобрых сил, вытанцовывая мистические круговороты и проделывая огненные вертушки. Сейчас он находится в нематериальном мире души, в мире, сбалансированном слиянием космических эфиров. Он наблюдает рождение звезд и полеты астероидов, присутствуя на всех парадах планет. В его силах изменить и прошлое, и будущее, ведь жизнь всей Галактики – это только свет, который остался после ее гибели. Медиум, исполняющий танец дыхания вечности, возвращается в долину живых, будучи умерщвленным в своем сверхъестестве. 


Неподдельный дух шаманизма ощущается в представленной работе достаточно известного перкуссиониста Байрона Меткалфа и музыканта, чародейски играющего на диджериду, Роба ТомасаMedicine Work ‎– это глубокое погружение в магическую, спиритическую сферу звука. Музыка, наделенная божественным смыслом, способна заживить раны, возвратить зрение слепым людям, излечить душевнобольного. Само название альбома и многомерность звукопроистекания отсылают нас к одному из древнейших значений игры на таких музыкальных инструментах как диджериду, рамочные и церемониальные барабаны ‎– к мотиву исцеления посредством звука, что говорит о неукоснительной связи материальных вещей с духовной основополагающей.

Ритуальная атмосфера создается за счет животрепещущих барабанов и насыщенных потоков всепроникающего, межгалактического звучания диджа, который порождает такие вибрации, которые растворяют полностью все существо. Не остается ничего, кроме открытого космоса. Дрейфующее меж сотен земных и внеземных цивилизаций бесплотное око вмещает в себя тайны мироздания, загадки Вселенной. Завораживающий звук, кажется, проделывает в пространстве черные дыры, фееричные порталы, наполненные постоянно перетекающими образами.

Поистине потусторонний альбом без наивных гладкошерстных мотивов нью-эйджа. Свежее произведение нынешнего года, которое придется по вкусу всякому любителю живописной, ритуальной, шаманской музыки. 

суббота, 14 сентября 2013 г.

Somei Satoh ‎– Sun•Moon



Somei Satoh ‎– Sun•Moon
New Albion Records, 1994

Тишина. Фиолетовые тени давно ушедшего за горизонт дня бесшумно повисли над недвижимым озером, что зеркально отражает ночной лик луны. Можно подумать, будто бы небо поменялось местами с землей. Силуэты возвышающихся деревьев движутся, сгущая повсеместные холодные оттенки. Все сливается в одно чернильное пятно, и только ясный лунный диск сияет, словно всевидящее око, следит за каждым шелестом. Серебристые энотеры пробуждаются от солнечного сновидения и уводят за собой в страну грез полуночников, чьи взоры обращены в сторону смуглого небосвода, усеянного персеидами. Наступила ночь откровений, время смелых признаний. В лунном свете обнажается ствол дикой вишни, роняя в бездонную темноту белый пух цветения. Мимикрирующий под окружающую растительность богомол, обретая собственный силуэт, мелко вибрирует крыльями и перелетает с одного стебелька на другой, промелькнув перед холодным заревом ночного светила. Движение и звук снова погрузились в небытие. Тихий, безветренный рокот тугих сосновых ветвей не нарушает тишины. Безмятежность, умиротворение, благодатный покой.

По-прежнему ночь, душевная ночь. Молчаливая беседа со звездным простором завершается теплым восходом солнца. Везде и всюду уже прорвался свет, словно поедающий материю мрака, охватившего задремавшие пейзажи. Утро проникает внутриутробно свежестью воздушных эссенций. Сердце стучит все громче, можно услышать, как кровь проливается бурным потоком по всему телу. Хочется слиться в блаженном трепете с территорией, освещаемой солнечной зарей, стать одной из ее безмолвных и великих рек. Здесь, на границе дня и ночи, дыхание Земли ощущается в каждой травинке. Бестелесное прикосновение утра ложится мякотью на подмокшие курганы. Первая волна сладкой прохлады бежит по лугам, переходит на кожные покровы. Симфония тишины обрывается порывами ветра. Продолжается симфония мира.

Обширные дали зовут за собой, свободный дух обуревает мыслями и позывами. Руки протяжно зовут высоту, голос теряется в бескрайних атласах пространства, спадающих шумными водопадами. Человек, потерянный для всего белого света, обращается ветром, ступает по воздуху, как по земле. Вода несет его вдоль самых своих крутых излучин, огонь же повинуется только одному взмаху кисти. Он завладел каждой из четырех стихий, но тайна каждой из них была первоначально в нем. Все элементы произошли от безветрия, появились из глубокого омута беззвучия. Как же может звучать сама тишина?..

По поводу этого достаточно противоречивого вопроса в своем музыкальном творчестве размышляет японский композитор-минималист Сомэй Сато. Его работы всегда изящны, в них воплощается величие и красота природы, выраженные всего несколькими звуками, неполимерными и минимальными мелодиями, наигранными, к примеру как в Sun•Moon, на бамбуковой флейте сякухати. Звучание этого инструмента вмешает в себя полноту вселенного мироощущения. Продольные и вонзающиеся, словно острые иглы, ноты перекликаются с безмолвием Космоса, они вырастают, казалось бы, из сплетения звездных плеяд, телепортируясь на Землю. Музыка, сыгранная в этом альбоме на кото и сякухати разной длины (в композиции SANYOU (Sun), например, звучит флейта гигантских размеров ‎– 72,72 см), словно рассказывает о редчайшем явлении ‎– о цветении бамбука. День и ночь, солнце и луна как прародители всего сущего объединяются в одно целое в цветке, что появляется раз в столетие. Тишина в этот момент незыблема. Чтобы увидеть истинную красоту такого явления, необходимо просто наблюдать. Ни одно описание ‎– ни словесное, ни изобразительное, ни какое-то иное ‎– не в силах передать сути.

Как мне кажется, японский музыкант свои произведения максимально приближает к звучанию тишины. В этой работе, хочется отметить, даже паузы между композициями преднамеренно увеличены. Sun•Moon ‎– очень созерцательный альбом в этом плане, очень образный и эфемерный. Само вдохновение черпается из покоя и тиши. Здесь музыка настолько же свободна, как вольный ветр, странствующий по каньонам и нагорьям. Безглагольный предрассветный шепот меркнущей луны тает в живительном сиянии ‎– каждое явление плавно перетекает в какое-то другое. Музыкальность природной действительности неописуема, она спокойна, как горная вершина, как безветренный морской штиль. Гармоничное искусство всегда безмятежно, а порой может показаться и вовсе неподвижным.

Там, где есть музыка, не может быть какой-либо мысли. Чистое и подлинное воплощение творческих идей, как считают японцы, тем больше является бесподобным созиданием, чем меньше в произведении смысловой нагрузки. Благодаря подобным альбомам можно научиться вслушиваться в неслышимый, безразговорный звук.

listen at vk.com
label page
download
rutracker

пятница, 13 сентября 2013 г.




Chinese Ancient Music - Picture Of Primitive Hunting
China Record Corp. Guangzhou, 2003


Music worlds, that can be opened to receiver, are always wide and sprawling to be explored just by abstract audition. It's always deep listening, complete involvement and merger with every sound. Globalization, that try to grab the whole world nowadays, the whole habits or cultures of many independent countries with its own traditions and life style, which is more appropriate for the territory, distance (or attempt to do it) people in such an abstract direction from the key verity of ancient content, that is, in fact, one of the main parts of their beings too. It's not so easy to save traditions in their natural state, because of different influences, that can spread like some plague. Isn't globalization that "plague", but transformed in the modern form? Very interesting route to think about. Anyway, it (globalization) has its advantages as some other phenomenon. But what was the earlier shape of humanity and their culture? The answer is inside us. And also, inside music - one obvious advent of deity.

Now let's move to ancient China, the oldest civilization. Its native traditions are saved for these days. You stay in the front of picture, that was archaeologically found in location of present China. It is about the first and primitive methods of living and about of interaction with environment. You can probably imagine all atmosphere of pervasive silence, when some sounds or words just started to appear and even didn't start to. Immovable faces of hunters, contemplating the dawn, say a lot. Whispers of bushy foliage don't disturb their internal flairs or insight. They can listen only themselves, no outsiders. Moans of mountains seem like it's music of their own. Every rustle and every animal's death is soul's sides of that hunters. Everything take a part in a joint existence. Sounding of nature consists of various quiet bells, the wood instruments play like there is no someone who can vibrate them out. And this mysterious trip of yours turned into global thoughts, that were inspired just by one little picture in time preserved.

Chinese Ancient Music, Picture Of Primitive Hunting is the first part of 8 CD's traditional music digest. It's invitation to get a knowledge of very old culture just by listening long-ago motives. Once again, it tells us about the great power of music.

понедельник, 9 сентября 2013 г.

Tom Newman – Faerie Symphony


Tom Newman – Faerie Symphony
Decca, 1977

Fabulous reality used to open its gates, when the evening star, Hesperus, floats above. Colors of nighttime are dappled, you can see anyone and anything in such an imaginary gloom . It seems, that every shrubbery or wood can move by limbs. From the depth of dark forest you start to capture light soundings – quiet and stealthy songs of thicket's spirits. Sounds are very attractive and tempting, your legs lead you to that mystic coven by themselves. Louder and louder – they are dreaming through the crowns – now ambience is so clear, all happens in the front of your сharmed eyes. Faeries and other entities are making circules of wet grass by their dances. Freshy and teeny dews smile and laugh, moveing away deeper and deeper to the forest, calling their special guest far into the backwoods.

A charming work, Faerie Symphony, that directed to the myths and legends of Great Britain, can tell us a lot of enigmatical stories in its music. A style of it is very dreamy and fairy-taly, here you can hear weird mix of a great range of folk instruments. Tom Newman, a little-known composer of this creation (he also can be more recognizable because of his cooperative music experiments with progressive rock musician Mike Oldfield), tried to combine a sound of electric guitar with traditional exemplars like flute, bagpipes and other ones. So, it had come out kinda in a celtic manner with moments of solemnity, epic and epopee, like some cortege of knihts or dances of elegant ladies. Drawing near, being in a distance, music invites its visitors into the world of fantastic tales, into a glee of kindness. In some ways, it's even similar to a book for child, it's very lively, lovely and brisk. It has mythical mind, and these compositions are silent in their words, but in order to develop and shake up imagery of man, to excite his creative side of consciousness.

It's kind of music, that can breathe, that has its own history and kingdom. Beautiful melodic overflows find out their soundcourses in playful sounds and tunes, that jump and reel like some fantasy creatures, which faces are colorful and mimic to growth and greens. Let's be careful and highly attentive, if we want to catch up this spirit of legends and if we want to note faeries soft steps on the rainy ground, that can guide to magic and elfish jamboree.


listen at vk.com
download
rutracker

среда, 4 сентября 2013 г.

Jocelyn Pook – Flood


Jocelyn Pook – Flood
Virgin Records, 1999

Безлюдные каменистые острова, по гладкой береговой кромке которых стелется перистый туман, содрогаются от малейшего шороха, искрятся от холодного сияния солнца, мраморно отливая на мелководье. Бездумный бриз не в силах успокоить без того омертвелые земли – покойно и умиротворенно почивает безмолвная страна, погребенная под воду. В ее пучинах застыло время. Когда-то свободно бродившие по миру люди замерли в движении, словно скульптуры. Картина затерянной цивилизации проступает сквозь густые лианы водорослей, медленно раскачивающихся из стороны в сторону. Вселенная, потерпевшая всесветное кораблекрушение, выживает на возвышенностях, неприступных для Владыки океанов. С оголенных скалистых башен льется, как незримый живительный источник, последняя песнь увядающей эры, бесстрашно предстающей перед лицом смерти, подобно королям древности. Путеводная звезда воссияет в этот час на слезном небе и осветит путь во тьме бесплотным всадникам, оседлавших просторы вечности.

Мистическими переживаниями, сходным судьбоносным событиям в жизни всей планеты, наполнены хоралы в альбоме Flood английской виолончелистки Жослин Франсес Пук – композитора музыки ко многим известным кинематографическим произведениям. Ее музыка создает особое полицентрическое пространство, в котором классические партии гармонично сочетаются с этническими музыкально-эстетическими канонами. Так, красивый и сладкозвучный высокий женский голос может приобретать оттенки хрипоты в духе горлового пения (Romeo And Juliet). Или можно заметить, как запись народного вокала перекликается с хоровыми католическими распевами (например, в Oppenheimer). В кинолентах же сочинения британской виртуозки звучат по-особенному, придавая чародейный и весьма интригующий антураж тому или иному действу.

Из представленной работы две композиции прозвучали в неоднозначной картине Стэнли Кубрика Eyes Wide Shut, 1999 ("С широко закрытыми глазами"). Ритуал-маскарад, на который попадает главный герой фильма, разворачивается под мерные, гулкие барабаны Masked Ball, которые гипнотизируют слушателей и воплощают в жизнь все самые смелые фантазии. Загадочные персонажи, пестреющие венецианскими масками, кажется, вовлечены в какой-то культ, природа которого остается неясной и непознанной, который, казалось бы, родом из мира воображения и сновидений, тем не менее, происходит наяву. Красный плащ произносит на неизведанном языке заклинательные фразы, что тонут среди волнообразных мелодий виолончели – темная процессия движется во множестве образов, отражается в кривых зеркалах человеческого взора, приобретая благопристойный вид, скрывая извращенные намерения за пеленой, за условными нарядами.

Eyes Wide Shut, ritual at the orgy
Спектр наречий песнопений, что звучат в альбоме, очень широк: здесь можно услышать и латынь, и румынский язык (Masked Ball), и французский, и традиционный индийский вокал. В дорожке Migrations, что также сопровождает ритуальное путешествие героя в мир теней, в мир гротескной вульгарности, на барабанах играет цейлонский тамил, музыкант Маникам Йогесваран. Энигматичная, окутанная тайной музыка создает атмосферу всепогруженности присутствующих в некоторое чернокнижие, где находят выход злые умыслы, сверхъестественные энергии, заведующие церемониалом. Лишенная облика порочная братия иллюстрирует невидимую сферу правления богачей и элиты, которые обнажают свое естество – аморальную действительность всего общества, где рычаги управления находятся в руках подонков, чьи имена не могут быть произнесены вслух, чье истинное обличье находится за маской.

Серая завеса мрачных дней спадает вместе с отливом неукротимой стихии, наводнившей равнины и пылающие природной красотой ландшафты. Так бытие появляется из небытия, и так смерть предшествует жизни. Звучание ветра врезается в первый раскрывшийся нежный росток, пропадая в безмерной тишине, нависшей над отсырелой мягкой землей, подобно всепоглошающему утреннему смогу.

listen at vk.com
download
thepiratebay