четверг, 29 августа 2013 г.

Soloists of the Ensemble Nipponia ‎– Japan: Traditional Vocal & Instrumental Music ‎– Shakuhachi, Biwa, Koto, Shamisen



Soloists of the Ensemble Nipponia ‎– Japan: Traditional Vocal & Instrumental Music ‎– Shakuhachi, Biwa, Koto, Shamisen
Nonesuch, 1976


Naturalism, which appeared in different works of art, was sprouted from soul and mind of people through many centuries. Music, that can describe or musically paint living of the planet, living of every its twig or settler, is arising like the Sun in the middle of dark sky – each sound is like a bolt from the blue, it's very subtle and harmonic, kinda pure landscape – distinctly, there is a lack of everything, that ever made by man. Scenery is growing under heaven. To be immovable, it reigns the dale of silence.

Such a magnificent music, which speaks with heart of nature, flows with rivers and channels in the land of Japan. It seems, that this playing can catch the moment, it's very split-second. Even the bloom of bamboo is stringed on winds of wood instruments. Japanese traditional compositions are always about meditative side of our life. And may be, they say, neither moreover nor less, that the whole way of our living is about it. Short zings of shakuhachi, assertive and elastic tunes of female vocals act on the edge of some slope, brow, rocky cliff – abyss spreads further, nirvana or eternal life. Those, who had crossed that line, turned into cranes or in some spirit melodies like these ones, for example. Deep and deep in silver light, disappearing in the flight... It's the dance on the strings of koto, which can talk with space and ground.

Japanese always say, that true art doesn't have any heavy point or sense, it should be clean and simple like one word on mighty stone, just like one inky hieroglyph on rice-paper. There is the same in this music – it's delicate and nice, it's minimal and it was born by serenity – music is also melting in quiet, in peace of mountain's moans, in whiteness of mute lakes.

download
rutracker

четверг, 22 августа 2013 г.

Guan Xia 关峡 – Earth Requiem / Michel Plasson, China National Symphony Orchestra


Guan Xia 关峡 – Earth Requiem / Michel Plasson, China National Symphony Orchestra
Virgin Classics, 2013


Вдоль полуночного пути, увенчанного звездным жемчугом, год за годом, эпоха за эпохой сплавляются куда-то в неизвестность, в дальние обширные края земные поколения, чей срок пребывания на Земле исчерпал себя. На страницах этой поистине монументальной летописи времен, расширяющей границы Млечной переправы, запечатлеваются все горькие моменты и минуты блаженства человечества. Эстакады голосов, что высятся из глубоких низин до беспросветной вышины вечности, воспевают силу планеты, ее независимость и первозданную мощь, которая разворачивается в речных буреломах, в необъяснимых и самоуправляемых природных процессах, в столкновениях стихий, в землетрясениях, цунами, торнадо, высоко-бальных штормах. Каждый раз то, что сотрясает и орошает земные просторы, обновляет мир, который всюду меняется.

Лучистая симфония ветра, музыка, струящаяся в открытый дверной проем вместе с мягким наступлением нового дня, доброго утра, восстает в рассветном зареве на распахнутых безоблачных очах Бога неба. Доносится она немного издалека, мало-помалу приближаясь, становясь отчетливей, будто бы по частицам притекая из других стран. Мелодии, слетающиеся в одну точку из разных частей света, попеременно вступают друг за другом, образуя единое творение.

Guan Xia
Первый в истории авторский реквием Китая посвящён памяти жертв гиблого Сычуаньского землетрясения, произошедшего в 2008 году, одного из самых разрушительных. Произведение достаточно известного в Поднебесной композитора Гуаня Ся (Guan Xia) потрясает своей многогранностью, величием, полнотой чувств, что раскрываются в музыкальной лиричной свежести. Реквием звучит больше в светлом ключе – в меньшей мере, в глубокомысленно-мрачном или туманном. Сквозь плавное композиционное течение проступает светлая грусть в теплейших оттенках, которые только могут быть ей присущи. Ускользающий рассвет растет в своем неподдельном свечении и перекатывается в полуденный солнечный зенит – тогда все на свете предстает таким, каким является, ни один колосок не отбрасывает тени.

Вдохновенное крупное сочинение написано для оркестра из 100 инструменталистов, 150 человек хора, органа и 4 солистов. Дирижировал известный французский капельмейстер Мишель Плассон. Здесь отобразились и динамичные неистовые взрывы мелодических лавин, и безмятежность парящего над верхушками деревьев сопрано. Стилистика работы выдержана в классической манере, где, однако, звучат некоторые традиционные китайские инструменты. Например, в завершающей части, Wings of Angels, можно услышать цянскую флейту (Quang Flute), чье древнее происхождение уходит далеко в тысячелетия. Музыка, обращенная к сердцам всего человеческого рода, призывает относиться друг к другу более добродушно, призывает любить окружающих, ценить собственную жизнь, ведь никто не застрахован от бедствия, уносящего души ни в чем не повинных людей.

На исходе дня под всплеск талых вод в пучину небытия уходит прошлый век, прошлый год, прошедший час. Ангелы-хранители, под покровом света и ночи оберегающие человека, природу, гармонию в мире, взмывают к покойным вечереющим, всевышним раздольям, унося с собой вселенские переживания, горесть раскатистого плача.

Michel Plasson
listen at vk.com
label page
download
rutracker

среда, 14 августа 2013 г.

Elend – Weeping Nights


Elend – Weeping Nights
Holy Records, 1997

Ангельский голос, разлетающийся стаей белых лебедей, над перистыми облаками свивается с недостижимой высотой воздухоплавательными флотилиями и плавучими дворцами, вырастающих до необъятных размеров и бороздящих вдоль и поперек надземные акватории. Высь, беспрестанно зовущая и манящая мечтателей всех времен и народов, судьбоносно выкрикивает имена людей, которым суждено жить на небесах, вечно витать в облаках, оставаясь, при этом, на твердой поверхности. Недаром некоторые поговаривают о том, что горизонт находится под ногами, и небо начинается от Земли.

В лиричных, пространных и необычайно нежных музыкальных потоках перекликаются, словно журчащие ручьи, затерянные среди высоких елей в темном густом лесу, светозарные хоралы в альбоме Weeping Nights, что являет собой величественную мелодичную исповедь, уносящую и душу, и тело, и мысли далеко за пределы гравитационного притяжения. Дух средневековья, утонченно вылеплен, как какая-нибудь скульптура бога античности, музыкантами из Франции, Elend, создающими музыку в неоклассическом стиле. Подобное обращение к многовековой классике может уже в который раз ознаменовать бессмертие музыкальных традиций, навеянных временем и вдохновенным впечатлением, в каком тысячелетии они бы ни прозвучали или ни откликнулись. Что же в действительности делает классические мотивы такими вневременными, заоблачными, вечными – это то одухотворение, которое они дарят людям что в настоящие дни, что много, много лет тому назад. Представленное творение довольно яркий тому пример: мелодии словно взывают к самым потаенным частичкам человеческой сущности, к думам, к которым человек обращается, когда он находится наедине с самим собой или когда он углубляется в какие бы то ни было молитвы.

Музыкальное привидение, которое появляется в разветвляющемся лунном мерцании, что преломляется в цветных витражах, пролетает через длинные коридоры заброшенных старинных замков, затягивая песенные молебны, просачивающиеся, словно кружева или узоры, сквозь туманы грез, сквозь дымку давным-давно прошедших времен, запекшихся в пластах истории. Воскресшие сладкоголосые покаяния предстают орнаментами красоты, грациозными средневековыми мелодиями, что в нотах проступают на бумаге, как капельки воды, испаряющиеся с каждым легковесным прикосновением кистей к фалангам клавесина.

На самом деле сложно каким-либо образом описать такую музыку, которая похожа на проявление слез радости или печали. Будучи прочувствованной и искренней, она затрагивает само сердце, струится сквозь кровеносные сосуды, пульсирует в висках. Погружение неизбежно – как высокорослая волна, которая взмывает выше головы, выше звездных очертаний, она охватывает сознание, обращая каждую мысль в морскую пену или в погребальный прах, развеянный над весенней, зеленеющей местностью.

Создается ощущение, будто песни зародились в некой фантазийной реальности, где Высшие эльфы сочинили их, общаясь с источником долголетия, мудрости, бесконечности. Грандиозность, нарастающая ближе к концу альбома, подводит слушателей к некоторой кульминации, когда добро одерживает верх над злыми силами, и духовный глас воссоединяет частицы ранее разрозненного целого, как бы объединяя полушария магического кристалла или возвращая символы власти в родные святилища.

Обожествленная музыка, чувствительная к свету. Желаю наиприятнейшего прослушивания!

среда, 7 августа 2013 г.

Огни видений – Тающие


Огни видений – Тающие
Vetvei, 2011


Стальной взгляд ледяных глыб, поднимающихся из морозной воды, подобно айсбергам, вырастающим из ниоткуда посреди открытого океана, способен замораживать время, запечатлевая на шелестящем бархате волн небесную синеву в слиянии с гармонией ветров, убаюкивающих морских чудовищ, спящих на бестревожной сонной глубине. Органичное, перекликающееся зыбким звоном содрогающихся сосулек и едва уловимым перестукиванием оледенелых боков деревянных лодок звучание поющей снежной вьюги тает в пейзажах северного сияния, разливая на владения Снежной королевы пряную тишину. В этот момент из широкой проруби взлетает на воздух летучая рыба, рассекающая плотными плавниками массивы пространства, подобно тому, как с треском лопаются, отделяясь друг от друга, толщи льдин. В мимолетном блеске ее чешуи отражается луч некоторого светила, что находится не высоко в небе, а где-то по ту сторону аквамаринового ока, принадлежащего не то большегрудому киту, не то человеку, не то Богу, не то целой, планетарно развернутой Вселенной.

Музыка архангельского проекта Огни видений, которая представлена в альбоме Тающие, изобличает язык воды, улавливая тонкости перехода жидкости из одного состояния в другое. Стихия, принимающая форму какого-либо сосуда, появляется повсеместно в самых разных обличиях, которые, в сущности своей, не имеют определенного числа. Будучи пластичной, ее изгибы способны охватить экватор. Будучи всепроникновенной, ее местонахождение – это весь мир, кристаллизирующийся и растворяющийся в сезонных потоках, что заведуют жизненными циклами всего сущего.

Течение, обозначенное звенящими колокольчиками, уносит субмарину из бухты в открытый океан. Судно плывет вдоль морского пути, скрытого от карты, который сейчас приобрел видимость в свете тающих звезд, что обрушиваются метеоритным дождем, освещая снежный закат. В плеске весел утопает отблеск далеких маяков, которые навсегда остались забытыми указателями. Дорога, пролегающая в темноте, не имеющая фонарей, откликается гулом глубины, где уловимы могут быть только тени кораблей, картины кораблекрушений, фантомы осторожных рыбин. Умиротворение поднимается пузырьками кислорода на поверхность воды и, когда бушует шторм, расщепляется в штиле, успокаивая водную гладь.

Ритуальное звучание всего альбома превращает музыку в настоящее волшебство, тихие нашептывания которого разгоняют облака, повелевают природой, проникая в ее естество. Звуки, будто бы дошедшие до глухонемого шамана в ходе духовной процессии, текут по течению вместе с одинокой лодкой, у которой на борту не осталось правящего. Тающие, тающие правящие подобны волшебнице из «Страны Оз», что плавилась от воды. Теперь все становится подобным арктической тиши, проглатывающей резкие шумы, бесноватые завывания бури.

listen at vk.com
download

вторник, 6 августа 2013 г.

Vägilased — Ema õpetus



Vägilased — Ema õpetus
Self-released, 2006

Jolly folksy music from Estonia. These pleasant melodies draw environment down, whistling some light tunes. Universe of dolly fairy tales had come to be alive, and a great range of magic things became real. The songs are very sincere, they tell us what happiness is all about.

In my opinion, it's very exclusive music, but in general, it's close to finnish folk. No doubt, these are songs of Nordic people, you can feel it in the air. Such childish warbles call for dance, for harlequinade in some wooden house, that covered from snow and cold winds by warmth of human's heart and by woolen patterns of winter overcoats. This album is something like invitation to a friendly atmosphere of not so famed estonian music.

The first that you hear is a jew's-harp, which beat is very brisk. Predominantly, all songs are dynamic, sounding and very contagious. But to be catched by them is highly nice. Let's deepen in this world, where are a lot of interesting cultures, which sing about certain territory, about certain people. Now you can try to investigate it by yourself. Rejoice!